Тема цифровой экономики продолжает оставаться популярной в политическом лексиконе. О «болезненном интересе» к этой проблеме первых лиц государства сообщают «Ведомости», а согласно указа Президента Российской Федерации от 15 мая 2018 года № 215 Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации переименовано в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Перспективы информационных технологий в сфере юриспруденции активно дискутируются на международных юридических форумах, не без элементов шоу, так по словам (на тот момент исполняющего обязанности министра юстиции РФ) Александра Коновалова (источник Интерфакс): «Вчера человек победил робота (в «юридическом баттле» на полях юрфорума — ИФ). Это хорошая новость, я считаю. Мне рассказали, что робот в процессе этого соревнования обучился некоторым аспектам работы и в конце соревнования выругался матом. Казалось бы, вроде такая не очень хорошая история. Но она говорит нам о том, что мы (люди — ИФ) сильнее и лучше».

Прежде чем перейти непосредственно к теме публикации, автор полагает необходимым уделить внимание в обзорном порядке опыту накопленному в ходе реализации программы информатизации судебной власти.

В Российской Федерации внедрение информационных технологий в сферу правосудия началось с принятием Федеральной целевой программы (ФЦП) «Развитие судебной системы России» на 2002 — 2006 годы утверждённой постановлением Правительства РФ от 20.11.2001 № 805 (СЗ РФ № 49 от 03.12.2001 г., ст.4623). Согласно паспорта ФЦП ожидаемым конечным результатом реализации программы являлось создание эффективной информационно-коммуникативной системы судебной власти. Некоторые подробности формирования электронного правосудия в России реферативно изложены в работе Большакова Д. А. (ссылка)

Результаты реализации ФЦП «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 и 2007-2012 годы отражены в Отчёте о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ реализации Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы» (утверждён решением Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 28 ноября 2014 года № 57К (1003)) (аудитор Счётной палаты Российской Федерации С.Н. Мовчан) (ссылка).

В качестве выдержки из данного Отчёта считаем необходимым привести следующее:

«Расходы на информатизацию судебной системы составили 1778,3 млн. рублей (3,96 %), в том числе: информатизация деятельности судов общей юрисдикции и системы Судебного департамента — 1500,0 млн. рублей, системы арбитражных судов — 278,3 млн. рублей.

В ходе выполнения мероприятий ФЦП по созданию ГАС «Правосудие» и формированию информационного пространства судов общей юрисдикции и системы Судебного департамента общая численность компьютеров увеличилась более чем в 4 раза и достигла почти 60 тыс. единиц, что обеспечило 100 % компьютеризацию судов общей юрисдикции, обозначенных Программой по состоянию на 2002 год, более половины из них объединены в локальные вычислительные сети. Вместе с тем значительное увеличение штатной численности судей и работников аппаратов судов, прошедшее за 5 лет, потребовало создания дополнительных автоматизированных рабочих мест: в областных и равных им судах фактическая обеспеченность компьютерной техникой составила 95 %, в районных судах — 60 процентов.

За годы реализации Программы комплексы средств автоматизации системы ГАС «Правосудие» сформированы во всех республиканских, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах, во всех территориальных органах Судебного департамента, в более чем 700 районных судах (с большим количественным составом судей), в большинстве гарнизонных военных судов. Все суды областного уровня, территориальные органы Судебного департамента, более половины районных судов получили устойчивый доступ в Интернет. Началось создание ведомственной системы связи и передачи данных, обеспечивающей формирование единого информационно-телекоммуникационного пространства. Все суды областного уровня оснащены системами видеоконференцсвязи для проведения кассационных процессов с участием осужденных, содержащихся в следственных изоляторах, для чего оборудованы 143 зала судов и 161 помещение изоляторов. На основе подсистемы «Интернет — портал ГАС «Правосудие» обеспечено представительство всех судов общей юрисдикции в публичной информационной сети Интернет.

На момент завершения ФЦП на 2002-2006 годы в Российской Федерации не осталось ни одного суда общей юрисдикции, не имеющего средств автоматизации судопроизводства на базе компьютерного оборудования. Количество автоматизированных рабочих мест, включенных в единую информационную систему, составило: в судах общей юрисдикции — 35400 единиц, в арбитражных судах — 10600 единиц.

Государственная комиссия, сформированная в соответствии с приказом Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 538кд, произвела приемку работ по созданию ГАС «Правосудие» и сделала вывод о ее готовности к широкомасштабному внедрению и постоянной эксплуатации.

В результате реализации Программы:

— разработаны системный подход и единая политика решения задачи информатизации судов;

— заложена основа для формирования единого информационного пространства всех федеральных судов общей юрисдикции, системы Судебного департамента и материально-технической базы ГАС «Правосудие»;

— созданы условия для формирования и накопления информационных ресурсов судебной практики и банков судебных решений;

— обеспечено представительство судов общей юрисдикции в Интернете.

Совет судей Российской Федерации в постановлении от 30 ноября 2006 года № 170 «О реализации мероприятий федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 годы по информатизации судов общей юрисдикции и задачах в свете федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007- 2012 годы» отметил, что задачи по информатизации судов общей юрисдикции в объемах, обозначенных ФЦП «Развитие судебной системы России» на 2002-2006, выполнены.»

Как следует из представленного отчёта сами судьи удовлетворены достигнутыми показателями реализации указанных ФЦП в части информатизации деятельности судов, впрочем и сумма затрат (1778,3 млн. рублей) впечатляет.

Возможно, следует согласиться с мнением Совета судей Российской Федерации, но только в той части, что вопрос информатизации судов в рамках указанных программ, способствует росту производительности труда судей и сотрудников аппарата судов, создал задел для накопления т.н. big data ( «больших данных» ) судебных актов, но главный и самый сложный вопрос, который у специалистов индустрии ИКТ называется вопрос «последней мили», так и не был решён для системы судов общей юрисдикции, но получил решение в системе арбитражных судов.

Личный кабинет пользователя в системе судов общей юрисдикции на данный момент имеет существенные ограничения в части функционала в сравнении с личным кабинетом пользователя в системе «Мой арбитр» (арбитражные суды).

В любом случае, возможно следует считать удовлетворительной работу для решения по сути частной задачи, повышения производительности труда, но как верно отмечено в отчёте аудитора Счётной палаты РФ при реализации указанных программ ФЦП нерешённым остался вопрос повышения доверия общества к правосудию (с. 212 Отчёта): «Излишне долгое, неэффективное рассмотрение дел, недостаточная объективность судебных решений; вынужденное выполнение судьями технической работы из-за высокой текучести кадров аппаратов судов».

Завершая обзор состояния развития «электронного правосудия» в России следует отметить тот важный момент, что реализуемый при построении системы ГАС «Правосудие» программно-целевой подход (установленный статьёй 179 Бюджетного кодекса РФ) полностью себя оправдывает.

Считаем, что опыт, накопленный при реализации указанных ФЦП, должен быть учтён при создании общей федеральной информационной системы адвокатуры Российской Федерации (далее ОФИС «Адвокатура»).

При составлении технического задания на создание ОФИС «Адвокатура» следует учитывать следующие проблемы:

а) крайне ограниченные финансовые ресурсы как региональных палат, так и адвокатских образований;

б) компьютерно-сетевая безграмотность адвокатов, а зачастую нежелание осваивать информационные технологии (как по объективным причинам действительно высокая сложность; так и субъективным причинам — возрастная (психологическая) ригидность);

в) высокая степень фрагментации адвокатских образований (согласно справке ФПА на 01 января 2018 года 73 542 адвоката имеют действующий статус и осуществляют свою профессиональную деятельность в 26 648 адвокатских образованиях, среди которых 3006 коллегий адвокатов, 856 адвокатских бюро, 22 688 адвокатских кабинетов, 98 юридических консультаций. 46 577 (или 63,3%) адвокатов практикуют в составе коллегий адвокатов, 3820 (5,2%) – в адвокатских бюро, 457 (0,6%) – в юридических консультациях, 30,9% – в адвокатских кабинетах);

г) внутрикорпоративные конфликты;

Своё влияние на задачу информатизации адвокатуры и адвокатской деятельности окажет предстоящая консолидация юридической отрасли на базе адвокатуры, что с одной стороны отчасти смягчит некоторые из перечисленных проблем (так уровень владения компьютерными технологиями юристами специализирующихся на арбитражных процессах много выше, чем адвокатов; если для арбитражного суда минимальный стандарт навык работы в системе «Мой арбитр», для уголовной практики процесс подачи документов в суд в электронном виде ещё только в самом начале), так и обострит существующие. Следует ожидать роста напряжённости внутрикорпоративных конфликтов с добавлением новых участников, многих из которых, очевидно, не будет устраивать диктатура адвокатов крупных региональных коллегий, успевших приватизировать дисциплинарные процедуры в советах адвокатских палат.

Необходимость информатизации адвокатской деятельности на общекорпоративном уровне, по видимому, не вызывает разногласий.

По аналогии, равно как и при создании системы ГАС «Правосудие», при создании ОФИС «Адвокатура» можно обозначить решение следующих задач:

а) создать основу для формирования единого информационного пространства всех адвокатских образований;

б) обеспечить представительство адвокатских образований в Интернете;

в) создать условия для формирования и накопления информационных ресурсов адвокатской практики и банков адвокатских документов.

По существу все эти задачи уже обозначены в работе ФПА, так как отмечается в статье Марии Петелиной: « Целью АС «Адвокатура» как внутрикорпоративной системы является формирование общего информационного пространства ФПА РФ и региональных палат, в том числе выработка целостных корпоративных подходов, создание единой корпоративной культуры. Готовые базы данных в перспективе могут быть выгружены в открытые ресурсы, что позволит решить многие проблемы, связанные с доступом к информации об адвокатуре.»

Изложенная в вышеуказанной статье информация о состоянии процесса информатизации вызывает ряд вопросов и ключевым вопросом является то, каким образом создаваемая под эгидой ФПА система будет защищать права рядовых адвокатов не включённых в состав органов самоуправления (которые тем самым по факту получили дисциплинарный иммунитет), а ведь из озвученных предложений следует, что ключевым модулем системы с которого решено начать информатизацию адвокатуры стал модуль «Дисциплинарное производство».

С учётом активно продвигаемой ФПА идеи о невозможности обжалования решений советов палат по дисциплинарным производствам в суд по существу, и созданием автоматической процедуры дисциплинарных производств, адвокаты будут лишаться своих статусов по клику мышкой.

Кроме того, не решённым остаётся вопрос обеспечения информационной безопасности адвокатов. Кто может гарантировать, что персональные цифровые досье адвокатов, включая материалы дисциплинарных производств, не станут объектом кибератаки? Где гарантии того, что члены советов адвокатских палат «из ложно понимаемых интересов адвокатуры» не станут манипулировать данными, имеющихся в их распоряжении баз данных?

Представляется очевидным, что без решения вопроса подотчётности по всем аспектам деятельности квалификационных комиссий и советов палат конференциям (собраниям) адвокатов, без создания механизмов сдержек и противовесов существующей сейчас деспотии президентов адвокатских палат, без обеспечения подлинной непосредственной демократии, когда все адвокаты принимают участие в голосовании по вопросам деятельности адвокатской палаты и голос каждого адвоката учитывается (тем более с развитием систем связи (общих каналов хоть в telegram, хоть в ВКонтакте) сейчас есть все возможности) невозможно решать вопрос информатизации адвокатуры.

Ссылка на оригинал

Да 3 3

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Информатизация адвокатуры: проблемы и пути решения» 1 звезд из 5 на основе 3 оценок.

Похожие публикации